Главная \ Статьи и публикации 

ВС РАЗЪЯСНИЛ ДОПУСК ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗАЩИТНИКОВ В КОЛОНИИ

« Назад

22.04.2019 12:00

Один из таких защитников хотел попасть на свидание к трем своим доверителям-заключенным. Но «общественнику» отказали во встрече без объяснения причин. Две инстанции признали действия сотрудников колонии законными, сославшись в том числе на то, что у общественного защитника отсутствует высшее юридическое образование. Верховный суд счел такой аргумент неуместным. 

По закону суд может наряду с адвокатом допустить в процесс к обвиняемому и одного общественного защитника (нередко им выступает родственник подсудимого), который не обязан иметь высшее юридическое образование (ст. 49 УПК). И такой защитник будет обладать всеми правами профессионального адвоката в этом разбирательстве, говорит бывший следователь СКР, а ныне адвокат АБ Торн Фархад Тимошин. 

За допуском в суд 
Бывший член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Республики Мордовия Сергей Марьин уже несколько лет выступает в роли защитника у местных заключенных. В конце 2017 года он хотел пройти на территорию мордовской ИК-10, где трое его доверителей отбывали наказание по различным статьям. В заявлениях на имя начальника колонии Марьин указал, что собирается взять у заключенных доверенности для подачи жалоб в ЕСПЧ. Но его не пустили к осужденным, а документы вернули без каких-либо пометок руководителя ИК-10 о причинах отказа в свиданиях. 

ДЕЛО № 15-КГ18-9 
ИСТЕЦ: 
СЕРГЕЙ МАРЬИН 

ОТВЕТЧИК: 
ИСПРАВИТЕЛЬНАЯ КОЛОНИЯ (ИК-10) РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ 

СУД: 
ВЕРХОВНЫЙ СУД 

СУТЬ СПОРА: 
МОЖЕТ ЛИ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЗАЩИТНИК БЕЗ ВЫСШЕГО ЮРОБРАЗОВАНИЯ ПОЛУЧИТЬ СВИДАНИЕ СО СВОИМИ ДОВЕРИТЕЛЯМИ В КОЛОНИИ? 

РЕШЕНИЕ: 
ДА, МОЖЕТ 

Тогда бывший член ОНК оспорил действия сотрудников ФСИН в судебном порядке (дело № 33а-828/2018). Он представил протокольные постановления судов, которые его допустили защитником в три процесса. Несмотря на это, две инстанции в отказе указали, что у истца нет высшего юридического образования, а значит, он не может профессионально оказывать квалифицированную юрпомощь. Суды подчеркнули, что сами осужденные не просили о свидании с Марьиным. Первая инстанция и апелляция добавили, что администрация колонии не обязана указывать причину, по которой отказывает в подобных свиданиях (Приказ Минюста от 16 декабря 2016 года № 295). 

Общественный защитник не согласился с подобными выводами и обжаловал их в Верховном суде (дело № 15-КГ18-9). ВС сразу обратил внимание: в материалах дела есть доказательства того, что Марьин является защитником осужденных, встречи с которыми добивался. Это подтверждается протокольными постановлениями судов. Судьи ВС отметили и то, что для спорной ситуации не имеет значения, просили ли сами заключенные о свидании с экс-членом ОНК или нет. Судебная коллегия по административным делам подчеркнула, что в рассматриваемом случае судам надо было в первую очередь определить, Марьин добивался свидания для оказания юрпомощи своим доверителям или для чего-то другого. Учитывая перечисленное, тройка судей ВС под председательством Владимира Хаменкова отменила акты нижестоящих инстанций и отправила дело на новое рассмотрение обратно в суд первой инстанции в ином составе (прим. ред. – пока не рассмотрено). 

Эксперты «Право.ru»: «ВС борется с порочной практикой» 
Проблема с допуском защитников к доверителям, которые находятся в СИЗО и колониях, существует уже несколько лет. Еще четыре года назад на рассмотрение Госдумы поступил проект закона, который предусматривал отмену «разрешительного порядка» на проход адвокатов к подзащитным. Но до декабря 2016 года у парламентариев так и не нашлось времени для его рассмотрения. О законопроекте вспомнили только после того, как советник ФПА Юрий Костанов в ходе встречи Владимира Путина с членами СПЧ в декабре 2016 года пожаловался президенту на то, что адвокаты по-прежнему испытывают трудности с посещением клиентов в следственных изоляторах (см. «Адвокаты напомнили президенту о проблемах с допуском в СИЗО»). После этого уже сам Путин инициировал подобный законопроект, который приняли весной 2017 года. Среди прочего новеллы устраняли и «терминологическую ошибку» в ст. 49 УПК. Теперь адвокат «вступает» в уголовное дело, а не «допускается» к участию в нем. Такое изменение и закрепило на законодательном уровне отмену «разрешительного порядка» на допуск адвокатов к подзащитным. 

Партнер АБ Романов и партнеры Матвей Протасов вспоминает, что еще в 2016 году Конституционный суд указал на обязанность сотрудников ФСИН мотивировать отказ адвокату в свидании с обвиняемым (Определение № 2358-О). КС тогда подчеркнул, что подобный отказ не может основываться только на отсутствии сведений об участии адвоката в конкретном уголовном деле. Более того, сведения об этом администрация должна выяснять самостоятельно у следователя. Но, несмотря на разъяснения КС и принятые «президентские поправки» в УПК, сложности с доступом в СИЗО для защитников возникают и сейчас, признает Протасов. В некоторых российских регионах сотрудники СИЗО до сих пор требуют от адвокатов разрешение от следователя и суда, но такой документ не закреплён ни в УПК, ни в иных нормативно-правовых актах, отмечает Тимошин. 

«До сих пор адвокаты, планируя посещение некоторых СИЗО, вынуждены подстраховывать себя от риска непопадания к своему подзащитному такими вот «разрешениями» от следователей. Они не предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством, поэтому защитники предъявляют их только в крайнем случае»
— Дмитрий Солдаткин, управляющий партнер SZP Law 

Но проблемы увидеться с защитником бывают не только, когда доверитель находится под стражей. Порой гражданина лишают возможности связаться с адвокатом при обыске, рассказывает адвокат Алексей Сердюк из МКА Князев и партнеры . Для этого следователю достаточно получить постановление на обыск с отметкой об ознакомлении. После этого правоохранители сообщают, что следственное мероприятие началось, а всем присутствующим до его окончания запрещено общаться друг с другом и другими лицами, в том числе связываться с адвокатами, объясняет юрист: «Безусловно, такое ограничение является незаконным, поскольку его участие прямо предусмотрено ст. 182 УПК («Основания и порядок производства обыска»). Так что во избежание подобных ситуаций Сердюк рекомендует сначала связаться с адвокатом, а только потом уже знакомиться с постановлением о производстве обыска и ставить в нем соответствующую отметку. 

Учитывая все перечисленные сложности, Протасов приветствует обсуждаемое решение ВС: «Оно демонстрирует эффективность судебного обжалования решений должностных лиц, которые явно идут вразрез с мнением судей». Выводы ВС в идеале прекратят порочную практику недопуска или хотя бы послужат стабильным ориентиром для нижестоящих судов, которые иногда до сих пор занимают сторону сотрудников ФСИН.



Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Я согласен(на) на обработку моих персональных данных. Подробнее
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.

Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль :
запомнить